Футбол

Он мог затмить Пеле. Почему великий Гарринча умер в нищете

24
Новости спорта

Он мог затмить Пеле. Почему великий Гарринча умер в нищете

Малоизвестные подробности из жизни бразильского гения.

Готовый синопсис к киноблокбастеру: они совместно начинали в сборной Бразилии – на победном чемпионате мира 1958 года в Швеции. Но Пеле было предначертано стать Владыкой Футбола, а Мануэл (Манэ) Франсиску дус Сантус, либо просто Гарринча – кривоногая удовлетворенность бразильского народа, – так и не сумел совладать с теми губительными привычками, которые приобрёл ещё в детстве.

«Есть что пожрать, есть чем заняться – и хорошо»

По мемуарам Игоря Фесуненко – наилучшего знатока бразильского футбола тех лет, создателя знаменитых книжек «Пеле, Гарринча, футбол», «Чаша «Мараканы» и почти всех остальных, — Гарринча курил с детских лет. И пил безбожно. Уже с 10 лет – кашасу (бразильский ром), пиво и «качимбу» – напиток из кашасы, мёда и лимона.

«Реальный краснокожий – беспечный, раскрепощенный, живущий одним днём. Есть что пожрать, есть чем заняться – и хорошо. А завтра — будет завтра».

В футболе ему это длительное время не мешало. И здоровье дозволяло управляться с перегрузками, не снижая объёмов выпитого.

Как не мешал врождённый недостаток — левая нога от рождения у Гарринчи была короче правой аж на 6 см. А ещё он мучился косоглазием, деформацией позвоночника и смещением костей таза.

И вот такое волшебство исхитрялось раз за разом оставлять в дурачинах всех защитников мира!

Пиком карьеры Манэ стал чемпионат планетки 1962 года, который, как почти все считают, Гарринча выиграл для Бразилии в одиночку (Пеле ещё на групповом шаге получил тяжёлую травму). В четвертьфинале с британцами он забил два мяча: 1-ый — головой, 2-ой – кручёным ударом из-за пределов штрафной. На последующий денек чилийская газета Mercurio вышла с заголовком: «С какой планетки Гарринча?».

А чтоб дисквалифицированный Манэ мог сыграть в конце (за стычку в полуфинале с конкурентом из сборной Чили Гарринча был удалён с поля) премьер-министр Бразилии направил в Сантьяго телеграмму, и специально созванная дисциплинарная комиссия признала решение судьи ошибкой. В первый раз в истории чемпионатов мира с игрока была снята дисквалификация! Оправданный Гарринча вышел на поле в решающем матче.

В 1962 году Бразилия выиграла своё 2-ое золото ЧМ, а Манэ стал не только лишь наилучшим игроком и бомбардиром турнира, да и тем Гарринчей, которого потом назовут Чарли Чаплином мирового футбола и наилучшим правым последним нападающим в истории.

В тему:  Марсело объяснил празднование своего гола в матче с «Эйбаром»

Видео с игрой Гарринчи.

«За их с Гарринчей романом следила вся Бразилия. Это как на данный момент за Бекхэмами смотрят»

О нём почти все понятно. Написаны книжки, осталась хроника матчей тех лет. Но до этого всего как о футболисте. А вот некие неповторимые подробности его личной жизни, которые помогают лучше осознать противоречивую натуру Манэ, его нрав и судьбу, мне удалось услышать лишь от Фесуненко, с которым мы общались в 2014 году перед чемпионатом мира в Бразилии (в 2016-м Игоря Сергеевича, к огорчению, не сделалось).

К примеру, тот факт, что Гарринче подфартило жениться на Эльзе Суарес – и этот брак длительное время держал Манэ на плаву.

«Как-то я приехал к нему домой на интервью. Но на час ранее, чем условились. Звоню в дверь – открывает супруга. Эльза Суарес — именитая бразильская певица. Величавая была звезда, но в жизни – обычная баба. Провела в дом, усадила. «Пивка?» – «Не откажусь». И пока я дожидался Гарринчу, поведала мне всю свою жизнь!

Тоже из фавелы, в 14 лет изнасиловали, забеременела, к 19 годам родила четвертых, двое деток погибли, 1-ый супруг спился и помер. Начинала как прачка, позже решила пойти на вокальный конкурс и всех потрясла. Получив 500 баксов, возвратилась в свою фавелу на такси – там все офигели! За их с Гарринчей романом следила вся Бразилия. Это как на данный момент за Бекхэмами смотрят. Разница в том, что и Гарринча, и Эльза были несвободными – у обоих семьи, малыши.

Сначала это был счастливый брак. Эльза пробовала вынуть Манэ, спасти от бутылки. Увезла с собой в Италию, когда он окончил играться. У Эльзы там были долгие гастроли, а Гарринчу по её просьбе назначили официальным представителем бразильского института кофе в Европе. И вот он мотался: то Берлин, то Париж, то Рим – на выставки-презентации. Давали чашечку, он был должен отпить и произнести похвальные слова вроде: «Ничего лучше в жизни не пробовал!». А в газетах позже писали: «Представитель бразильского кофе – величавый Гарринча!».

Но в один прекрасный момент ему всё это надоело. В Риме поднесли чашечку, Гарринча попробовал, искривился: «Не понимаю, кому как, а мне не нравится. Предпочитаю кашасу». И это при всём добросовестном народе – дипломаты, журналисты. Скандал!».

В тему:  Олег Кононов: Тренируем перед «Брагой» пенальти

«Гарринча в сексапильном плане был полностью несдержанным человеком. Феноменально!»

Поведал мне Фесуненко и о том, какими мачо были Пеле и Гарринча.

«Одна сценка. Пеле прилетел в Москву. Вечер, «Балчуг Кемпински», ждем вещи из аэропорта, сидим в лобби, общаемся. Пеле лицезреет – супруга утомилась. «Игорь, старина, проводи ее, пожалуйста, в номер». Я посодействовал – заселилась, всё нормально. Возвращаюсь – иной Пеле! При супруге – о политике, о футболе. Лишь супруга ушла: «Взгляни, какой бабец! А вон ещё кадр! Ух ты, какая блондиночка!».

Но, естественно, Гарринча тут всем фору даст. Ни одной юбки не пропускал! Еще мальцом начал работать на фабрике, переспал там с некий начальницей.

Либо вариант в сборной. Тренер отдал выходной: «Ребята, отдыхайте. Если желаете, сможете в общественный дом сходить». Диди – величавый полузащитник, но жутко пугливый в этом смысле человек – отказался: «Нет, я не пойду! Рано либо поздно жена выяснит и сожрет». Гарринча здесь же вскочил: «А можно я выполню его норму?». Другими словами не к одной схожу, а к двум.

Гарринча в сексапильном плане был полностью несдержанным человеком. Феноменально! В Норвегии история случилась – сборная Бразилии приехала туда практически на день. Заселились в гостиницу – жили в каком-то маленьком городе, не в Осло. Сосед Гарринчи удрал за пивом, а в номер сунулась женщина, уборщица. Он: «Иди-иди сюда!». Пока компаньон 15 минут пиво пил, Гарринча своё дело сделал.

Женщина забеременела. В Норвегии большенный шухер начался – она оказалась несовершеннолетней и круглой сиротой. Местное общество защиты одиноких матерей встало на дыбы. Европа, цивилизованная страна, а здесь такое. Стали писать письма в «Ботафого». Бразильцы их, естественно, выкидывали, не читая. Просто не направляли внимания.

А кое-где через год-полтора «Ботафого» опять приехал в Норвегию на очередные товарищеские матчи. В этот же город. И Гарринчу повязали прямо в аэропорту. Отвезли в участок. «Вы обвиняетесь в том-то и том-то». Он: «Е-мое!». А уже родился пацаненок – черненький. В Норвегии в те годы – представляете?

На последующий денек – трибунал. Обвинение просит от 5 до 7 лет. В зале посиживают бабы из этого общества защиты матерей – церемонные такие. А Гарринча смеется: «Что они ко мне прицепились? Ребёнок? Парень? Непревзойденно! Я его и мама с собой в Бразилию заберу. А то у меня одни девки!». У него и правда одни дочки были – лишь от легитимной супруги восемь штук. Радуется: «В конце концов-то отпрыск! Слава Богу! Поселю их рядом с собой в Рио, сниму квартиру, буду по понедельникам навещать». Норвежцы в шоке: ещё одна статья – двоеженство!

В тему:  Издание AS включило Яшина в сборную лучших игроков в истории футбола

Но в этом был весь Гарринча – сама непосредственность. Когда норвежцы сообразили, с кем имеют дело, махнули рукою – хорошо уж, лети, и без тебя вырастим. Вырастили. Я не так давно в вебе статью отыскал – взрослый отпрыск приехал на могилу отца под Рио-де-Жанейро».

«Спасибо за то, что ты жил!»

Гарринча жил как играл, а играл как жил. Финтил, накалывал и удирал от хоть какого заступника. «Он всю жизнь был огромным ребёнком и умел играться в одну-единственную игру — футбол» — произнесет про него партнер по сборной Бразилии Нилтон Сантос. Лишь от себя и собственной судьбы Манэ убежать не сумел. Его отец, потомок рабов краснокожий Амаро, работавший сторожем на заводе, мучился алкоголизмом и погиб от цирроза печени.

«Кашаса сгубила и отпрыска, — вспоминал Фесуненко. — Когда Гарринча совсем спился, Эльза его прогнала. И в 49 лет он помер. Белоснежная горячка. И цирроз печени».

На похороны превосходного Манэ, который в крайние годы жил фактически без средств к существованию при целом букете томных болезней, вышел весь Рио-де-Жанейро. По дороге от Рио до его родного поселка Пау-Гранди – а это около 70 км – стоял люд, провожающий Гарринчу в крайний путь. Болельщики орали: «Спасибо за то, что ты жил!».

«Кого в Бразилии обожали больше – Пеле либо Гарринчу?» – задал вопрос я Фесуненко на прощание.

«Обожали обоих, но по-разному. Пеле – это Бог. Его любили неизменной и крепкой любовью. А Гарринча – это всеобщее ликование и удовольствие. Эти его финты невообразимые… Раз-раз – и три человека в стороны! Гарринча – это удовлетворенность».

Ещё материалы

Новости спорта

Добавить комментарий

Нажимая кнопку "Комментировать", Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете свое согласие на обработку персональных данных. Ваши данные не будут переданы третьим лицам.