Баскетбол

Главный злодей в истории Майкла Джордана? Не спешите!

43
Новости спорта

Главный злодей в истории Майкла Джордана? Не спешите!

Быть в оппозиции у Майкла Джордана — преимущество так для себя. И дело здесь в природной харизме и статусе полубога, которые автоматом завлекают на сторону Его Воздушества даже нейтральных наблюдателей.

Премьера первых эпизодов документального кинофильма «The Last Dance» в очередной раз это обосновала. Еще до окончания показа соцсети начали виснуть от количества комплиментов, адресованных Майклу. При этом безапелляционное величие Джордана констатировали не лишь обыкновенные смертные, но и авторитетные специалисты, действующее игроки НБА, члены Зала славы. Даже те, кто ранее гласил о Джордане с улыбкой.

И вот здесь все в один момент прозрели и начали не лишь достаточно бесхитростно заменять понятия, но и топорно трактовать не самую ординарную натуру Майкла. Его высокомерие вдруг сделалось желанием подтягивать партнеров до собственного уровня, манипулятивный нрав заполучил характеристики принципиальности, а едкая натура обернулась остроумием и дипломатичностью, благодаря которым Джордан роскошно распекал неугодных ему персонажей в прессе.

В первых 2-ух эпизодах на роль головного антагониста делегировали Джерри Краузе — приверженца веры в Люцефера, изверга, который принципно не переводит старушек через дорогу, генменеджера «Чикаго Буллс» и макета головного негодяя кинофильма «Space Jam».

Конкретно Краузе выдал Скотти Пиппену бедные 18 миллионов на 7 лет (122-я заработная плата в лиге) и тем чуток не разорил его. Конкретно Джерри заявил Филу Джексону перед сезоном 1997/1998: «Можешь окончить чемпионат хоть с показателем 82-0, на последующий год тебя все равно не будет в команде». И, естественно же, конкретно Краузе чуток ли не единолично зарубил чемпионскую династию «Буллс», которая, по уверениям ее участников, могла выиграть 4-ый титул попорядку.

Все это вправду весьма красиво и складно вписывается в повествовательный ряд «The Last Dance», если запамятовать про то, что кинофильм запускался в создание с разрешения Джордана. И при всей собственной документальной ценности и большом количестве ранее не изданного материала, имеет художественную канву — головного героя, который, если и обязан идти на какие-либо жертвы и непонятные поступки, то лишь во имя высшей цели, тогда как другие ему в этом или помогают, или мешают.

Ничего отвратительного в этом нет — законы жанра. Но, не скрою, было обидно созидать, как человека, ставшего архитектором крайней выдающейся династии спорта 20 века, выставили жлобом, эгоцентричным снобом и завистником. В особенности грустно это смотрится, беря во внимание, что Краузе был одним из немногих, кто не сумел принять роль в съемках кинофильма, он скончался в 2017-м от остеомиелита за две недельки до включения в Зал славы и за пару месяцев до начала съемок «The Last Dance».

В тему:  Миллиардер-изгой. Владельцу придется продать клуб из-за репутации?

У меня нет задачки выступать в роли адвоката Краузе, да и необходимо ли это, когда 6 чемпионских титулов молвят сами за себя, просто хотелось бы напомнить о неких решениях генменеджера «Буллс», без которых команда буквально смотрелась бы по другому.

Сформировал тренерский тандем «Чикаго»

Основная претензия, которую будут предъявлять Краузе до скончания времен, заключается в том, что он не драфтовал Майкла Джордана, а просто удачно пользовался ситуацией и наследством, которое досталось ему от предшествующего генменеджера Рода Торна. Умопомрачительная претензия, вся сущность которой заключается в том, что человек не сумел хорошо распорядиться своими проф возможностями, невзирая на то, что их ему делегировали год спустя опосля того, как Джордана избрали на драфте-1984.

Краузе пришел в 1985-м, и одним из первых его шагов было вербование в тренерский штаб Мориса Текса Уинтерса, человека, который до того на протяжении 30 лет работал с командами разных институтов, а в 1962-м году написал книжку «Тройное нападение в посте», где практически выложил базы треугольного нападения, которое скоро и навечно будет ассоциироваться с именованием Фила Джексона.

Самого Джексона Краузе отыскал в «Албани Патронс», команде, которая выступала в Континентальной баскетбольной лиге и не претендовала на почти все. Фил, тогда еще далековато не Дзен-мастер, опосля окончания игровой карьеры попробовал себя в амплуа помощника тренера в «Нью-Джерси Нетс», но не преуспел и начал двигаться на снижение. По сущности, Краузе отыскал его в низшей лиге, оценил его интерес и готовность экспериментировать с вариациями нападения, опосля чего же в 1987-м брал его на работу в тренерский штаб «Буллс».

Здесь будет не излишним упомянуть, что все это время, начиная с 84-го, «Буллс» размеренно вылетали в первом раунде и команде не помогали даже геройские свершения Майкла Джордана, вроде 63 очков против «Бостона» в плей-офф 1986-го. Лишь опосля того, как в конце 80-х сделалось разумеется, что «Детройт» становится неодолимым препятствием для «Чикаго» и пора что-то поменять, Краузе начал двигаться к обладателю Джерри Рейнсдорфу и стал лоббировать кандидатуру Джексона в качестве новейшего головного тренера. Уже на 2-ой год работы основным Джексон и его помощник Уинтерс привели «Чикаго» к первому чемпионскому титулу в истории клуба.

Не избрал Джордана, но избрал его безупречного напарника

Скотти Пиппена трудно было заметить. Сам Скотти никогда не питал спортивных амбиций, его целью было стать админом баскетбольной команды института, чтоб получать стипендию и содержать семью, где кроме него было еще 11 малышей.

В тему:  Кириленко: Не хочу говорить о победителе Лиги ВТБ — это вызывает нездоровый интерес

Институт Центрального Арканзаса не был привилегированным заведением, а его баскетбольная команда не выступала в элитном студенческом дивизионе NCAA, потому когда скаут Марти Блейк растрезвонил по всей НБА, что в Арканзасе играет щуплый доходяга с очами навыкате, который через несколько лет будет разрывать НБА, ему не много кто поверил.

Краузе тогда оказался единственным генменеджером, который прислушался и выслал собственного помощника Билли Маккинни поглядеть Пиппена за длительное время до того, как тот выставил свою кандидатуру на драфт. Так «Чикаго» выиграли время, и когда остальные клубы начали оценивать Пиппена на преддрафтовых турнирах, Краузе уже вел переговоры с «Сиэтлом» о обмене игрока прямо по ходу церемонии драфта.

Спешка была обоснована тем, что у «Чикаго» были 8-й и 10-й пики, у «Сиэтла» 5-й, а у «Сакраменто», которые желали взять Пиппена, 6-й. Краузе так не желал рисковать, что даже не открывал имени игрока, которого хочет запросить у «Суперсоникс». Лишь когда тех удовлетворила компенсация в лице Олдена Полинайса и будущих пиков, Краузе практически по телефону продиктовал менеджменту «Сонникс», чтоб они брали Пиппена.

Что же касается известного договора на 7 лет стоимостью 18 миллионов, который Пиппен подписал перед сезоном 1991/1992, то Краузе и Рейнсдорф предупреждали игрока, что он может продешевить, подписывая такое долгосрочное соглашение. Резоны Пиппена были ординарны: во-1-х, это был его 1-ый взрослый договор и ему поскорее натерпелось заполучить приличный на тот момент куш; а во-2-х, форварда страшила перспектива получения неожиданной травмы, которая могла бы обесценить его стоимость на рынке вольных агентов.

Потому Скотти решил играться вдолгую, а как потолок зарплат стал выше и Скотти сообразил, что поспешил, начались претензии к менеджменту и открытые требования обмена. Так что если Краузе и лукавил с договором, то как минимум предупреждал Пиппена о вероятных кандидатурах.

Совершал трансферы, которые уязвляли Джордана и Пиппена…

…но делали команду посильнее. Майкл Джордан начал раздражаться при упоминании имени Джерри Краузе за длительное время до того, как выиграл 1-ый титул. Генменеджер чикагцев поначалу избрал, а потом три сезона спустя поменял Чарльза Оукли, наилучшего друга Майкла и его индивидуального телохранителя на площадке. Если кто-то покушался на юного и еще не имевшего таковой авторитет в лиге Майкла, то рядом обязательно вырастала фигура Оукли по прозвищу Дуб, который так восторгался игрой Джордана, что готов был умереть за него.

В тему:  НБА официально объявила структуру и формат нового сезона

Опосля того как Краузе поменял массивного форварда на Билла Картрайта, Майкл в открытую стал критиковать работу Краузе, начал глумиться над его одежкой, расположенностью к излишнему весу и даже несколько раз называл его «kike» — уничижительное, сленговое обозначение людей еврейской национальности.

Картрайт не был таковым же массивным, импульсивным и преданным Джордану, как Оукли, зато Билл был опытнее и универсальнее, что и сказалось на игре освеженной фронтальной полосы «Буллс», которая сыграла большую роль в первых 3-х чемпионских титулах команды.

Пиппена Краузе задел, когда в 1990-м задрафтовал Тони Кукоча и следующие три года носился с ним как с писаной торбой, ждя момента, когда того наконец можно будет перевезти из Европы в НБА. Как это вышло, у Пиппена нашлось целое соцветие обстоятельств, по которым он невзлюбил обоих. До этого всего, Скотти все еще волновал валютный вопросец, форвард желал больше средств, невзирая на то, что все обязательства уже были оформлены. Пиппена бесил сам факт того, как скрупулезно Краузе смотрел за ситуацией с Кукочем, и как комплиментарно о нем откликался. Проще говоря, Скотти ревновал и не осознавал, почему какому-то парню, не сыгравшему в НБА ни минутки, столько внимания, а он — Скотти Пиппен — продолжает оставаться в тени.

Еще шибче у Пиппена начало полыхать, когда оказалось, что Тони Кукоч достаточно стремительно адаптировался в НБА, и Фил Джексон в ряде главных атак часто делал ставку на него. Это уже было, когда Джордан отлучился поиграть в бейсбол, и Скотти возлагал надежды вполне взять на себя роль фаворита. Когда у него это не выходило, а Кукочу удавлюсь сыграть лучше, тогда Скотти без излишних разборок вешал всех собак на Краузе, Кукоча и всякого, кто попадался под жаркую руку.

На данный момент все это весело обдумывать, в особенности когда все почаще натыкаешься на мировоззрение, что «Буллс» времен второго три-пита были далековато не самой глубочайшей командой, и если бы не помощь Кукоча и Стива Керра со скамьи, количество чемпионских парадов в Чикаго могло бы быть меньше.

Джерри Краузе не был святым ровно в таковой же степени, в какой святой не может преуспеть в конкурентноспособном мире НБА, перевоплотить средненькую команду в одну из самых важных спортивных династий 20 века и войти в Зал славы. Потому если и допускать, что в истории «Чикаго Буллс» Джерри Краузе был некоторым злом, то злом, без всяких колебаний, нужным.

Новости спорта

Добавить комментарий

Нажимая кнопку "Комментировать", Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете свое согласие на обработку персональных данных. Ваши данные не будут переданы третьим лицам.