Баскетбол

Аскер Барчо: Легионеры думали, что Дед – это имя

41
Новости спорта

В ноябре исполнилось 42 года, как в ЦСКА появился тренер по физподготовке Аскер Барчо, который вскоре стал незаменимым массажистом для нескольких поколений армейских баскетболистов. Его в баскетбольном мире уже давно называют просто Дед. Расшифровывать не надо – все понимают, о ком речь.

– У массажиста должны быть железные пальцы, сильная кисть.

Протягиваю руку для рукопожатия, Аскер Исмаилович мощно ее сжимает.

– Есть еще порох в пороховницах, – смеется

– У кого были самые твердые мышцы, с кем приходилось помучиться?
– У Володи Ткаченко, у Алжана Жармухамедова. Сейчас у Кайла Хайнса.

– В общении с ним и другими легионерами проблемы не возникают?
– Никаких – общаемся на смеси английского и русского. Понимаем друг друга с полуслова.

– Как они вас называют?
– Дед или Дед Аскер. Некоторые легионеры вначале думали, что Дед – это имя, Аскер – фамилия.

– Откуда прозвище Дед взялось?
– С середины 90-х это прозвище со мной. В ЦСКА тогда играл Максим Астанин. Его отец был хорошим волейболистом и моим другом. Макс на моих глазах рос. Как-то мы с ЦСКА отравились в Сибирь на выезд. У Макса должен был со дня на день ребенок родиться. Играем в Новосибирске, я у него спрашиваю: «Максим, ну как?» – «Еще нет», – отвечает. Потом мы прилетели в Иркутск, Максиму позвонили из дома, и он мне кричит: «Ну что, ты дедом стал!». Все услышали и подхватили. С тех пор я Дед!

– Как вы в ЦСКА оказались?
– Я служил в Группе Советских войск в Германии (ГСВГ), тренировал армейских спортсменов. В ноябре 1976 года Александр Яковлевич Гомельский приехал в ГДР с ЦСКА – на пару дней, затариться дефицитом. У него был хороший приятель, тренер баскетбольной команды ГСВГ, с которым мы в Германии подружились. Гомельский к нему обратился, чтоб помог. Ради Александра Яковлевича мы попросили «Волгу» у командующего и повезли Гомельского в Берлин. Там в магазине у знакомого немца все, что надо, закупили. Зашли перекусить. За разговором выяснилось, что Гомельский ищет тренера по физподготовке. Тут приятель меня спрашивает: «Аскер, ты когда в Союз возвращаешься?». Мой пятилетний срок в ГДР как раз подходил к концу. Он и говорит Александру Яковлевичу: «Зачем искать? Вот вам готовый тренер». Так 42 года назад я оказался в ЦСКА. Не круглая, но все же дата.

В тему:  Пошла жара! Как команда-огонь одержала первую победу в своей истории

– Какая зарплата была у вас в ГДР?
– Получал эквивалент своей зарплаты в Союзе, но в марках. Кажется, в районе 700 восточных марок. А в Союзе зарплату в рублях переводили на сберкнижку.

– Мечта советского человека – поработать в ГДР. Без блата в Германию тяжело было попасть.
– Да какой блат… Я же за ЦСКА выступал. Возраст к тридцати годам подходил. Мне в ЦСКА предложили: «Хочешь в Германии послужить, подзаработаешь немного?». По сравнению с нашими магазинами, в ГДР, можно сказать, было полное изобилие.

– На «Жигули» заработали?
– Конечно! Гомельский помог, в Минобороны бумагу на машину подписали, можно было через Военторг купить. «Волгу» предлагали, но я отказался, взял «Жигули», семерку.

Аскер Барчо: Легионеры думали, что Дед – это имя

– В институте физкультуры вы сдавали экзамен по научному коммунизму вместе с Эдуардом Стрельцовым. Он к вам за помощью обратился. Помогли?
– Это был 1973 год. Стрельцов впереди сидел. Показывает билет: «Знаешь что-то из этого?» Но там методички лежали на столах, ими можно было пользоваться. Говорю: «Эдик, в методичке все есть, ты открой». Много известных спортсменов там учились. Например, Борис Михайлов и Владимир Петров. Так они на «Волгах» в институт приезжали.

– В том ЦСКА были спортсмены с норовом – Сергей Белов, Анатолий Мышкин, Станислав Еремин. Как звезды вас приняли?
– Со многими я был знаком. Когда в армию призвали, жил в гостинице ЦСКА на Песчаной. Там многие армейские спортсмены проживали с семьями. Например, Алжан Жармухамедов. А Еремин и сам был новичком, вместе со мной в команду пришел. С Мышкиным они сразу сошлись. Как-то на базе в Архангельском поставили на выходе с лестницы на втором этаже манекен стюардессы из фанеры. На лестнице темно, человек поднимается – и утыкается в манекен. Хотели кого-то из игроков напугать, а напугали Гомельского. Он поднялся и уперся в манекен. Александр Яковлевич сразу догадался, чьих рук дело: «Ну-ка позовите мне этих уральских самоцветов».

– Баскетболисты не любят много бегать. Роптали?
– Толя Мышкин все говорил: «Ты знаешь, кого гоняешь? Лучшего игрока Европы!» Я отвечал: «Давай, вперед, станешь лучшим игроком мира».

– Как вы в массажисты переквалифицировались?
– Дело случая. Примерно через год после моего прихода в ЦСКА выгнали массажиста. Не помню, в чем там дело было, вроде бы провинился. После тренировки кто-то из игроков пожаловался на боль в ноге. Я говорю: «Ну-ка покажи». Размял ногу – полегчало. Потом еще один обратился, я помог. И пошло-поехало. Гомельский не в курсе был, говорит: «Надо массажиста брать». – «Зачем? У нас Аскер есть». В институте у нас ведь был курс массажа, основы я знал. Но решил подучиться: закончил с красным дипломом отдельный курс по специальности «Медицинский массаж». И стал я тренером, массажистом и администратором в одном лице. И все за одну зарплату, – смеется Аскер Исмаилович.

В тему:  Дабл-дабл Дюранта помог «Голден Стэйт» одержать седьмую победу подряд в НБА

Аскер Барчо: Легионеры думали, что Дед – это имя

– Вы же должны были моряком стать.
– Старший брат окончил военно-морское училище в Севастополе. Приехал как-то домой в парадной форме, с кортиком. Красавец! Глаз не оторвать. В семье решили, что я должен идти по его стопам. Поехал я в Севастополь поступать в это же училище, но сбежал.

– Почему?
– Математику не сдал, а там серьезно учиться нужно было: поступал-то на подводника. Вот и отказался от этой затеи. А меня уже начальник спорткафедры присмотрел, увидел, что у меня первый разряд по легкой атлетике, чемпион Адыгеи. Говорил: «Все решу, ты сдавай остальные экзамены». Я отказался.

– Как дома встретили?
– Понятно, как: получил по полной. А на следующий день повестка – в армию забирают. Мой тренер договорился, чтоб меня в Краснодаре оставили в спортроте. Сказал родителям, чтоб не волновались, рядом с домом буду служить. Пришел в одном костюмчике на сборный пункт. Ребята-казаки – в фуфайках, с рюкзаками, полными еды, и тут я налегке. Так и сидим: дело к вечеру, за мной никто не приходит. Казаки наливают, закусывают салом с луком: «Черкес, иди сюда, выпей самогону».

– А вы?
– Я до этого алкоголь вообще не употреблял. Но голод – не тетка. Пригубил на донышке, чтоб не обижать, а от еды не отказался. Затем про меня вспомнили, пришел подполковник, забрал меня со сборного пункта. А уже после Нового года я в Москве оказался, в том самом общежитии ЦСКА.

– В 1995 году в ЦСКА по полгода не платили зарплату. Как выживали?
– Тяжело было, семья: жена, двое детей. В ЦСКА я был на ставке тренера, зарплата 200 долларов. Прямо в нашем дворце находился итальянский магазин «М-лидер», где можно было купить все: бытовую технику, одежду, еду, алкоголь. В клубе вместо зарплаты выдавали карточку, на ней написано 200 долларов. Но этой карточкой можно было расплачиваться только в этом магазине. Так и жили.

В тему:  Зажигают! Топ-5 команд с убойной скамейкой запасных

– В 2006-м ЦСКА, наконец, выиграл Евролигу. Что получили за победу?
– Лично я получил орден «За заслуги перед Отечеством» II степени. И еще часы от Матьяша Смодиша. Он в конце каждого сезона дарил мне швейцарские часы. Одни я на Кипре забыл, в аэропорту. Мы тогда летели на турнир со сборной; я проходил досмотр, выложил документы и часы в ящик. Тут доктор крикнул: «Давай, быстрее!» Я документы из ящика забрал, а часы забыл.

– Когда в ЦСКА появился Андрей Кириленко, сразу поняли – талант?
– Я его заприметил, когда играли с питерским «Спартаком». Видно было, что способный парень. В 1998-м в Москве проходили Всемирные юношеские игры, наши тогда в финале американцам проиграли, за юношескую сборную Кириленко играл. Прошло года полтора, он в ЦСКА появился. Еремин говорит: «Там паренек сидит в фойе, Кириленко фамилия. Приведи его». Я, конечно, его узнал, но спросил для порядка: «Ты Кириленко?». – «Я». – «Пошли».

– Маркус Уэбб ходил в шубе, в ботинках-лодочках всю зиму и устраивал шумные вечеринки дома, где все московские американцы отрывались по полной. Странный парень?
– Добрейшей души человек. Любил пиво, коньяк и еще угощать друзей. Хорошо играл. Многие приходили на него посмотреть. Он же невысокого роста для центрового – 206 см. Но сверху любил вколотить, щит потом долго ходуном ходил. Публике нравилось.

– Кто из легионеров по-русски хорошо говорил?
– Смодиш, Папалукас. Да многие хоть бегло, но говорили. Кроме Холдена.

– Когда президентом ЦСКА стал Сергей Кущенко, почти весь офис заменили. Вы тоже собрались на выход?
– Кущенко пришел летом 2002-го. Мы знакомы были шапочно: ЦСКА с «Урал-Грейтом» несколько лет за чемпионство бился. Когда Кущенко пришел, конечно, волновался: оставаться или новую работу искать? Прихожу к нему: «Что со мной, Сергей Валентинович, увольняться?» «Оставайся и работай столько, сколько сам захочешь».

– Последние полгода идет массированная пропаганда: трудись до глубокой старости и все будет хорошо. Вы в свои 72 в прекрасной форме. На теле-шоу не звали?
– Не звали. На велотренажере каждый день педали кручу, гуляю минимум час в день. От этого и форма.

– Но вы-то давно на пенсии?
– Еще в 1996-м вышел, в звании старшего прапорщика. Но в клубе я был тренером по научно-методическому обеспечению, а эта должность соответствовала званию майора.

Источник: www.sovsport.ru
Новости спорта

Добавить комментарий

Нажимая кнопку "Комментировать", Вы автоматически соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете свое согласие на обработку персональных данных. Ваши данные не будут переданы третьим лицам.